Главная » 2012 » Март » 27 » Украинские военные в Крыму. Сложный выбор
16:39
Украинские военные в Крыму. Сложный выбор

В Крыму штурмом взят последний корабль – "Черкассы". Последняя база морской пехоты тоже захвачена.

Командиры самых сильных частей уже несколько дней не выходят на связь. Говорят, их пытаются уговорить перейти на сторону России.

В своих интервью, когда они еще были на свободе, и Мамчур (аэродром "Бельбек"), иДелятицкий (батальон морпехов в Феодосии), и Коваленко (корабль "Константин Ольшанский") не раз говорили, что не собираются предавать Украину и будут стоять до последнего.

Российская интервенция прошла успешно: все украинские военные объекты были оставлены по приказу командиров, либо были взяты спецназом.

Некоторые из тех, кто следит за событиями, уже успели окрестить украинских морпехов предателями за то, что те не ответили оккупантам огнем. Кто-то считает, что нужно было потопить корабли, чтобы они не достались захватчикам.

У самих военных другое мнение на этот счет.

"Пожалуйста, расскажите всем, что мы не имели права стрелять, - говорит офицер штаба командования Военно-морских сил Украины Сергей Пидкопайло. – Некоторое время назад Тенюх говорил, что нам был дан приказ использовать оружие, но люди, далекие от военной службы, не понимают, что это значит. В воинских частях несется не караульная, а внутренняя служба. Караул охраняет только склады с оружием. В случае проникновения в часть военный может только вызвать милицию. Если он начинает стрелять, то попадает под уголовную статью".

Сергей рассказал, как начинались действия по захвату штаба (Севастополь).

"Мы получили приказ на сбор по тревоге и узнали, что наша часть начинает блокироваться. Просидели пару суток, пока они не заблокировали штаб ВМСУ. Ждали каких-то указаний, но их не было. Сидели, сидели… Каждый вечер, часов в 10-11, мы получали отбой тревоги и расходились по домам, а российские военные, как оказалось, все это время сидели на казарменном положении. Было понятно, к чему они готовились. А командование продолжало распускать нас по домам, потому часть не была приведена в высшую степень боевой готовности.

Почему так происходило?

По моему мнению, - а я военный с 17 годами стажа - это все было спланировано для того, чтобы мы не могли эффективно противостоять тому, что творится в Крыму. Помимо этого, мы не были готовы к обеспечению продовольствием внутри штаба, что сказалось позднее – приходилось делать вылазки и закидывать еду за забор. Нас била "самооборона", но другого выхода не было.

Когда нам объявили ультиматум, мы получили команду сдать оружие, и мы сдали его в оружейные комнаты по приказу командующего военно-морских сил, еще при Березовском. После этого мы сдали оружие, забаррикадировались в зданиях, и нам объявили, что если не выйдем по-хорошему, то нас будут штурмовать спецслужбы и "Беркут". Позднее наше командование выдворило со штаба Березовского, пытавшегося склонить на службу властям Крыма, вместе с казачками, которые прорвались на территорию.

Мы забаррикадировались и стали ломать палки, потому что оружие нам не выдали. В итоге часть пришлось покинуть, и теперь я жду команду на эвакуацию. Да, Турчинов говорил, что военных будут перевозить на материк, но кроме информации в интернете никаких действий нет. Люди, которые остались верны Украине, до сих пор ждут приказов, но ничего конкретного не поступает. А если я сейчас выеду на материк, то буду считаться преступником".

"Знаете, все, что здесь произошло, останется на совести военных начальников в Киеве. Если они хотят, чтобы мы дальше сохраняли патриотизм, они должны нам что-то сказать. Вывезти наши семьи, гарантировать, что наши дети смогут нормально ходить в детские сады и школы…

Многие уже сомневаются и с каждым днем теряют веру".

По мнению Сергея, да и многих других военных, украинское руководство должно было ввести военное положение, как только на территории Крыма появились российские военные и "крымская армия".

"Военное положение вводится не только во время войны, но и в случаях появления незаконных вооруженных формирований, угрозы терактов, захвата органов власти и местного самоуправления – все это происходило в Крыму. Руководство не взяло на себя ответственность за бездействие, а теперь нас могут объявить предателями. Я защищал свою воинскую часть как мог – простой палкой".

С морпехами феодосийского батальона мне удалось поговорить буквально за несколько часов до штурма российским спецназом. После этого они на связь не выходили, а командира батальона Дмитрия Делятицкого, до последнего твердившего, что часть не сдана, увезли в неизвестном направлении.

"Мы хотим достучаться до властей, чтобы они принимали уже какие-то решения и не затягивали, - говорит помощник командира по финансово-экономической работе батальона морской пехоты в Феодосии Александр Лантух. - Останусь ли я в Крыму? Однозначно буду переезжать. Я принимал присягу на верность народу Украины и хочу в дальнейшем проходить службу в украинской армии".

По словам Александра, он планирует переехать в другое место на материке и продолжать занятия боевой подготовкой.

"Супруга и родители мной гордятся, - улыбается он. – Немного скучают, переживают. Но жена прекрасно знает, за кого выходила замуж, и переносит все тяготы и лишения".

"Боится?" - спрашиваю.

"А чего бояться? Никто же не стреляет…" - сказал морпех. Спустя несколько часов с вертолетов был открыт огонь по военной части.

"Я ей говорю, что все будет хорошо", - добавил он на прощание.

Офицер батальона Анатолий Мозговой, ставший героем нескольких публикаций на УП, считает, что оставаться работать в Крыму – это предательство.

"Крым – это все-таки кусочек Украины, - говорит он. - Многих, конечно, заставили перейти на сторону России, запугали. Но я не смогу так жить, с этим в душе… В зеркало не смогу смотреть. Что я дочке скажу, жене, друзьям? Что после всех этих событий останусь жить в России? Это как, знаешь, пришли к тебе домой, забрали кусок – как палец оторвали. Это больно".

По его мнению, украинские власти боялись что-либо предпринимать, поскольку считали, что их могут неправильно понять.

"Почему не эвакуировали нас вовремя? Может, надеялись на помощь, думали, что не все потеряно и есть шанс все вернуть".

На следующий день после того, как была выведена из строя феодосийская часть, с корабля "Константин Ольшанский" сошел капитан Дмитрий Коваленко и два десятка офицеров. Они спустили украинский флаг и исполнили гимн, после чего их вывезли с Донузлава в неизвестном направлении. Сейчас они все на связи.

Удалось поговорить с моряком, старшим комендором корабля Артемом Шуреберко, который оставил "Ольшанский" за день до захвата.

"На "Ольшанском" я прослужил три года – это был мой первый опыт. Он для меня родной", - грустно улыбается Артем, глядя на то, как буксир оттягивает куда-то знаменитый корабль.

Команда у нас была сплоченная, раздоров не было. Правда, в последние три недели уже немножко ехала крыша. Мелкие ссоры, едва заметные, со временем стали перерастать в глобальные. До драк доходило. Но мы все равно до последнего стояли под флагом Украины.

Примерно десятая часть экипажа – местные, крымчане – выступала за присоединение к России, а украинцы были против. Но руководство команду ни к чему не подбивало.

Капитан до последнего старался, чтобы мы были одним целым, и разрешил сделать выбор – уйти с корабля или остаться.

Я выбрал первое: у меня жена, маленький ребенок, да и не смог бы я ничего сделать, начнись стрельба.

У нашего корабля мощностей нет против спецназа, у россиян подготовка гораздо лучше. Один мой выстрел – их два. Я бы погиб сразу же".

У моряка осталась обида на Минобороны: за все это время он видел только информацию о героическом "Гетьмане Сагайдачном", которому удалось отбить российские тральщики, и о прапорщике, которого застрелили в Симферополе. "Ощущение, как будто от тебя отказались", - говорит он.

Его супруга, крымчанка, агитировала Артема перейти на службу России, но он смог переубедить ее переехать с полуострова на материк.

По словам моряка, решение покинуть корабль без боя было правильным.

"Мы до последнего ждали приказа от Киева, но его все не было. Сколько бы смог протянуть экипаж? Мы же не на суше, продовольствие рано или поздно закончилось бы. Сидели как в консервной банке".

Вскоре после захвата "Ольшанского" произошел штурм "Черкасс". Как и в случае с другими украинскими кораблями, на тральщик забрался спецназ и вывел экипаж. Теперь все корабли будут служить российским силам. Какая судьба ожидает украинских военных, остающихся на полуострове, до сих пор неясно. Как их примет Украина? Их ли вина в том, что в Крыму теперь нечего защищать?

Источник: life.pravda.com.ua
Просмотров: 99 | Добавил: throbasinos | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0